вторник, 17 января 2017 г.

Интервью с Гаджарала Рави — членом ЦК КПИ (маоистской), ответственного за Дандакаранью и восточные районы

Многие полагали, что его убили «Борзые» (одно из спецподразделений индийской полиции, действующее в штатах Телангана и Андхра-прадеш — прим.переводчика)  в ходе нападения в округе Малкангири в октябре, когда погибли 33 маоиста — командиры и рядовые члены отряда. Многие даже посылали соболезнования Гаджарлу Рави (псевдоним Ганеш). Но когда The Week посетил освобожденный район Дандакараньи, мы нашли Ганеша прогуливающимся по лесной дороге и проводящего смотр сил после нападения. Его окружало кольцо безопасности, количеством в 50 человек, в его руках был калашников, на поясе и на груди — патроны для него.



Один из лучших военных стратегов КПИ (маоистской) и входящий в список наиболее разыскиваемых НСУ (Национальное следственное управлении — индийская спецслужба прим.перев.), Ганеш, которому не так много лет назад исполнилось 50, также известен как партийный идеолог. Он был там, в Малкангири, вместе с другим членом Политбюро Рамой Кришнан. Но благодаря мощному кольцу безопасности Ганеш и РК смогли уйти. Из-за ухудшающегося здоровья, РК по настоянию партии передал Ганешу «эстафетную палочку» в Дандакараньи. То нападение показало упущения со стороны маоистов, и теперь Ганеш восстанавливает работу в области Малкангири со свежими рекрутами и в безопасном месте. Близкий к Ганапати — главе партии и ко второму по положению в партии — Прашанте Бозе (Кишан да), Ганеш отвечает за восточные области района. Три его брата, которых уже нет в живых, тоже были маоистами. Будучи студентом инженерного факультета, Ганеш ушел из колледжа и присоединился к студенческого крылу группы «Народной война». Он сошелся с Ганапати, ушел вместе с ним в подполье, был подготовлен им как идеолог партии и военный эксперт.


Ганеш и РК вышли из подполья в 2004 году для проведения переговоров с правительством штата Андхра-Прадеш во главе с тогдашним главным министра штата Ю.С. Раджасекхарой Редди. Год назад, Ганеш планировал убить Н. Чандрабаба Найду (глава штата Андхра-Прадеш с 2014 г. — прим.перев.).


Больной диабетом, Ганеш всегда носит при себе инсулин. За последнее время ему удалось завербовать немало юношей и девушек и делегировать их в Малкангири. Не проявляя вначале особого желания, позже он согласился поговорить с The Week и попросил нас приехать в деревню (название умолчим), пообещав явиться в течение получаса. Свое слово он сдержал. Ганеш попросил принести чай и ужин — рис и овощной карри. С наступлением ночи, на грязном полу хижины был расстелен коврик, в тоже время его люди уже образовали четырехкратное кольцо безопасности вокруг неё. Потягивая молоко, он успел провести с The Week свободное интервью до того как был подан обед. Он признал, что у КПИ (маоистской) сейчас трудные времена,т.к. потеряна почти вся партийная верхушка. Он верит, однако, что маоисты еще заявят о себе.


Правительство утверждает, что в результате действия спецслужб вы испытали один из серьезнейших ударов с момента возникновения.


В некоторой степени это верно. Но произошло это не в освобожденном районе, где мы имеем наше собственное правительство. Мы больше не будет прибегать к партизанским действиям и будем атаковать лишь подвергаясь нападению. В 2007 году на последнем съезде нашей партии, мы решили что Народно-освободительная партизанская армия — наше военное крыло следует преобразовать в Народно-освободительную армию. Мы также делаем акцент на расширении нашей партии за пределы наших «крепостей».


Отказавшись от партизанской войны, вы собираетесь принять китайскую модель Народно-освободительной армии?


Да. Как в свое время это сделали китайцы из НОАК, мы будем принимать меры, когда это будет необходимо. Это будет в основном опирающаяся на народ мобильная армия.


Вы ранее сказали, что ваш контроль над освобожденым районом не был нарушен, но здесь, в Малкангири, вы столкнулись с одним из самых страшных нападений за последнее время.


Вы находитесь в Малкангири. Видите ли вы здесь какую-либо другую полицию кроме нашей? Нападения произошло потому, что правительство встало на путь безжалостного разгрому прав народа живущего в джунглях. Мы никогда не позволим этому произойти.


Ваше движение в Бенгалии ослабло, и в Джаркханде также не все благополучно.


В Бенгалии, мы потерпели поражение из-за ряда ошибок. Мы ошиблись в [главном министре] Мамате Банерджи. Однако, где бы мы не испытывали затруднений, как в той же Бенгалии, мы стремимся восстановить нашу партию.


Многие маоистские лидеры выступили с письменными заявлениями о том, что они отомстят Мамате Банерджи за смерть Кишенджи.


Да, мы отомстим. Местью станет возрождение движения подобного тому, что было в Лалгархе в Западной Бенгалии и которое искоренит правительство Маматы Банерджи. Мы не собираемся физически устранять её.


Это было бы мягким подходом со стороны приверженца радикальных мер, которую политики во всей Индии скорее всего оценят.


Да, мы меняем нашу партию. Мы привлекаем образованных людей и даем им идеологическую и базовую подготовку по маоизму и коммунизму в целом. Многие одаренные студенты присоединились как к нам в качестве студенческих активистов и удивительно быстро пополняют нашу вторую линию руководства, которая в свою очередь заполнит вакуум наверху.


Что насчет высшего руководства?


Большинство из них убиты или арестованы. Со смертью Кишенджи, Азада, P.B. Рао, и ареста главы нашего бюро пропаганды Кобада Ганди и многих других, образовался вакуум наверху. Настоящее правительство ( сейчас у власти в Индии стоит коалиция «Национально-демократический конгресс», НДА — прим.перев.) является более агрессивным чем прошлое — ОПА. Они нападают на нас с воздуха и развязывают руки безжалостным вооруженным бандам типа «Борзых». Но всё это не прекратит наше движение, т.к. мы сумели привлечь множество полных энтузиазма мужчин и женщин, готовых взяться за работу наверху.


Отказавшись от партизанской тактики, не прекратите ли вы вооруженную борьбу вообще?

Нет, никогда. Наш путь — это революция и мы намерены свергнуть ныне существующую псевдодемократию. Но нам нужна поддержка народа, интеллигенции в том числе.

Как так получилось, что за последнее десятилетие у вас не проводился съезд? Когда он состоится?

Когда-нибудь состоится (улыбается). Сейчас у нас много другой работы. Чару Мазумдар провел первый партийный съезд в 1969, мы провели наш седьмой в 2007 г. В настоящий момент мы реорганизуем нашу организацию в Джаркханде, Западной Бенгалии и в других частях страны, включая Махараштру и другие северные штаты. Так что это займет какое-то время.

Кажется, что нападение в Малкангири не произвело на вас никакого эффекта, а ведь там вы потеряли так много лидеров.

Товарищи погибли не просто так. Мы не зацикливаемся на прошлом, мы смотрим в будущее. Освобожденный район Дандакараньи цел и невредим, так будет и в дальнейшем.

Раби Банерджи


Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий